Пулково.
Довелось мне намедни побывать на мероприятии под названием споттинг. Действо было организовано пресс-службой аэропорта Пулково  совместно с АК «Россия». Программа включала в себя посещение ремонтного ангара АК «Россия» с осмотром находящегося там самолёта и непосредственно споттинг с крыши спасательной станции. Надо отметить, что в аэропорту я ещё ни разу не был, по крайней мере, на его территории.
   Не предпринимая попыток найти место на парковке, оставляю машину у входа на площадку, где ведётся строительство нового терминала, я отправился на поиски условленного места сбора. Пройдя рамку и просветив нехитрый багаж в виде сумки с фотоаппаратом и видеокамерой, я оказываюсь в зале прибытия внутренних рейсов. В запасе у меня ещё 40 минут, и они быстро пролетают в созерцании бесконечной вереницы пассажиров. Однако минута за минутой подходит  условленное время, а я не наблюдаю никаких признаков организации. Возникают сомнения: а в том ли месте я нахожусь? Поднимаюсь на второй этаж и тут никого. До начала остается 5 минут, начинается тихая паника от вероятности прощелкать мероприятие. Возвращаюсь на исходную точку, на глаза попадается молодой человек со штативом. Ура! Наши люди! Так потихоньку образовалась солидная группа, заслонившая собой торговую точку sim-картами от МТС. Видя, что пассажиры очередного прибывшего рейса игнорируют её столик, тётушка запротестовала, дескать, оставите меня без заработка.  Наша девушка-куратор запаздывает, несмотря на убедительную просьбу от себя не делать так. Группа собралась разнополая и разнообразная по возрасту. Вот и наш предводитель. Отмечаемся в соответствии со списком, и нас ведут через служебный вход на паспортный контроль, далее очередной досмотр, вручают сигнальные жилетки с громкой надписью «ПРЕССА». Инструктаж, суть которого: шаг влево, шаг вправо –расстрел, прыжок на месте - провокация. Уже выйдя на территорию, сразу становится ясна серьезность требований. Риск угодить под колеса снующей туда-сюда технике очень велик, если конечно вы зазеваетесь и отобьетесь от стаи.  Мимо нас проходят экипажи воздушных судов, как на подбор убелённые сединами КВСы, молодцеватые вторые пилоты и куколки стюардессы. Выходим на территорию аэропорта. В ожидании  автобуса начинаем распаковывать свои аппараты. Тут среди мужской части группы  началась, извините уж за сравнение форменная фаллометрия. Обладатели камер с неэпическим размером объективов с легкой усмешкой в глазах поглядывали на споттеров чьи аппараты не вызывали трепета. Нужно отметить, что официальный споттинг стимулируется пресс-службой проведением конкурсов с публикацией работ и награждением победителей памятными призами. Впрочем, моей основной целью было просто знакомство с работой аэропорта и возможность детально осмотреть лайнер, ну и конечно сделать пару-тройку снимков, так для пробы.
    Итак, мы погрузились в автобус и отправились к ангару. В пути замечаю практически полное отсутствие отечественных самолетов. Пересчитать их хватит пальцев одной руки. Вдали виднеется Boeing 747, вожделенная мечта споттеров. Несколько раз приходилось наблюдать как эта громадина неспешно, величаво и как бы нехотя заходит на посадку. Чарующее зрелище.
По всему пути видна кипучая  деятельность по реконструкции аэропорта. Да и вообще движение очень интенсивное, автобусы, тягачи, заправщики, уборочная техника и ещё куча различных вспомогательных машин. Лавируя между контейнеров с непонятным содержимым, мы подъезжаем к ангару. Едва выйдя из автобуса народ защелкал затворами в сторону 747, повинуясь стадному инстинкту я то же делаю первые снимки. А теперь внутрь где стоит белоснежный красавец Airbus. Встретивший нас сотрудник вкратце  рассказал о регламентах технического обслуживания бортов. В несчетный раз напомнил, что не следует тянуть свои ручонки к органам управления в кабине и уж тем более растаскивать запчасти на сувениры. Но в последствии среди нас всё-таки нашелся очумелец, который умудрился вырубить освещение. Пока обхожу самолет снизу: двигатель, стойки шасси, крыло, хвост. И хоть есть научное объяснение физики полета, всё равно не перестаёшь удивляться, как эта махина лихо взмывает в воздух. Пользуясь случаем заглядываю в гондолу шасси. Сотни трубочек, шлангов, резервуарчиков и прочих прибамбасов образуют хитросплетение систем самолёта. Матчасть однако. Как выразилась представительница АК «Россия», на предстоящем конкурсе предпочтение будет отдаваться подобной «расчленёнке», т.е. снимкам узлов и агрегатов самолёта.
 Поднимаюсь в салон. Первое впечатление: довольно просторно и уютно. Усаживаюсь в кресло, колени не упираются в предыдущий ряд, но есть ощущение, что все-таки чего-то не хватает. Смотрю в иллюминатор, обзор никакой и тут понимаю, что не хватает мне пространства. Мысленно наполняю салон людьми с их страхами, и становится совсем не уютно. За два года моего знакомства с авиацией я привык к видам из кабины, привык видеть, как делается полет руками пилотов, а порой и самому поучаствовать. Здесь я оказываюсь по другую сторону полета. Впервые это ощущение некой отрешенности возникло во время выполнения прыжка с парашютом. Ты здесь просто «пакс». Пожалуй, лучшее место в лайнере все-таки у иллюминатора, хоть так можно получить малую толику того, что открывается экипажу. Никоим образом пассажир авиалайнера не сможет оценить всю прелесть настоящего полета. Разве что оценить уровень сервиса, да насколько бережно по отношению к его телу Капитан посадит самолет. Пожалуй, отсюда произрастают корни страха, обильно сдобренные нашими СМИ. Пассажир, по сути, оказывается в замкнутом пространстве, визуальная информация  напрочь отсутствует. Обостряются остальные органы чувств. Громыхнули стойки, изменили обороты двигатели, пятая точка ощутила перегрузку и всё, понеслась вереница «нехороших» мыслей.  Смею предположить что людям, страдающим аэрофобией одна прямая дорога на самолет авиации общего назначения. Только здесь можно увидеть и прочувствовать всю красоту полета. Как говорят: клин клином вышибают.Шаг за шагом пробираемся к кабине пилотов. Время на осмотр ограничено, дабы не мешать техникам работать. Режет глаза от обилия различных выключателей. Все надписи на английском.  Интересно, достаточно ли следовать заученному алгоритму действий, или нужно научится еще, и думать на английском? Совсем уж необычно для глаз выглядит отсутствие штурвала. Сайдстик, так вроде называется этот инструмент управления. На первый взгляд ничем не отличается от компьютерного джойстика. Вот здесь вопросики полезли как червячки.
В полумраке кабины возникли трудности с фокусировкой фотоаппарата, очередь из таких же  страждущих начинает роптать, да и появившийся техник усталым вздохом как бэ намекнул.
 Делаю ещё один обход, попутно снимая всё подряд, потом уж разберусь что надо, а что не надо.
Тем временем этот этап завершается, загружаемся в автобус и нас везут к спасательной станции. Да местечко очень подходящее для съемок. Достаточно близко к ВПП и рулёжке. Целая вереница бортов выстраивается в очереди на старт. В воздухе отчетливо пахнет керосином. Защелкали вновь затворы фотоаппаратов. Нас приглашают на крышу здания. Погода начинает преподносить сюрпризы. Пока мы находились в ангаре, то и дело  проглядывало солнце, а сейчас небо затянуло, заморосил дождик плюс до полного счастья пронизывающий северный ветер. Главный косяк моего фотоаппарата давать шумы при недостатке освещения добавляет уныния.
Один за другим начинают стартовать самолеты, оставляя за собой весьма колоритный след в виде облака из водяной взвеси. С какой то невероятной легкостью взмывают они в родную для себя стихию. В объектив то и дело попадают капли дождя, от холодного ветра начинают деревенеть пальцы. Первый комплект батареек выдохся. Пока менял наткнулся на видеокамеру. Как же забыл. Снимаю взлет на неё. И тут в кадр вторгается только что совершивший посадку  Boeing 747. Нет, этого красавца нельзя упускать. С переменным успехом в дело вновь вступает фотоаппарат. Громадина сворачивает на рулёжку и пробирается в нашу сторону. Настоящий подарок судьбы. Занимательное оказывается дело, азартное, сродни охоте.
В редких разрывах туч вновь проглядывает солнце, но в целом промозглая погода доводит, наконец, до состояния дрожи. Приходится прятаться в помещение дежурного. Там тепло и уютно. Изумительно созерцать аэропорт сквозь стекло покрытое каплями дождя. На улицу выходить совершенно нет желания. Надо запечатлеть этот момент. Близится конец смены, краем глаза замечаю, что дежурный усиленно борется с дремотой. Кое-кто из нашей группы  уже взмолился, что можно и заканчивать. Но регламент есть регламент, и остается терпеливо ждать до 20:00. Над ВПП повисла пауза. Коротаю время, просматривая отснятое. Сгущаются сумерки, загораются огни, обозначающие границы полос. Подгоняют автобус. В вечернем свете сквозь мокрое стекло аэропорт смотрится ещё краше. Какой все-таки сложнейший это механизм. Тысячи пассажиров, десятки, если не сотни бортов. Подчас незримая работа сотен сотрудников остающихся за кадром для бесконечного потока пассажиров.
С благодарностью прощаемся с организаторами этого мероприятия. Пронизывающий ветер заламывает зонт. Бегом к машине, где меня ожидает припасённый термос с горячим чаем.